Это творческий дневник Дракона, Welcome.
__________________________________________________________________________________
Тэги О ДраконеОстальное
Аватармейкерство ●
Писательство ●
Минимувы ●
Арты
We don't attach any meaning to greatness or to smallness.
What happens to our work afterwards is unimportant;
we have got all we could out of it while we were doing it.
© W. S. Maugham: Of Human Bondage.

Друзья
Баннеры
Айконтесты
Сообщества
__________________________________________________________________________________

- Я бы хотел, чтобы вы поглядели на мою картину, - сказал он. - Мне важно знать, что вы о ней думаете.
- Нет, не стану я глядеть.
- Почему? - краснея, спросил Филипп.

Просьба была обычная в их кругу, и никто не подумал бы ответить на нее отказом. Клаттон пожал плечами.

- Люди просят высказать мнение, а ждут только похвалы. Да и какой смысл давать чему-нибудь оценку?
Что за важность - хороша или плоха ваша картина?
- Это важно знать мне.
- Неправда. Картины пишут только потому, что не могут не писать. Это такая же функция организма, как и всякая другая, только она присуща далеко не всем людям. Картины пишут для себя; в противном случае надо кончать самоубийством.
Вы только вдумайтесь: тратишь бог знает сколько времени, чтобы выразить что-то на холсте, вкладываешь в это все силы своей души, а чем все это кончается? В девяти случаях из десяти картину не примут в Салон, а, если ее и возьмут, посетитель взглянет на нее мимоходом - и только; если вам повезет, ее купит какой-нибудь безграмотный болван, повесит на стенку и перестанет замечать, как свой обеденный стол.
Критика не имеет к художнику никакого отношения. Она рассматривает явления искусства объективно, а объективность художника не интересует.

- Художник получает свое особое ощущение от видимого мира и не может не выразить его; он сам не понимает, почему это ощущение он выражает при помощи линий и красок. С музыкантом происходит то же самое: стоит ему прочесть несколько строк, как в голове у него возникает комбинация звуков; он не знает, почему те или иные слова вызывают в его воображении те или иные звуки, но это так. И я могу привести вам еще один довод в пользу того, что всякая критика бессмысленна: великий художник заставляет людей видеть природу так, как видит ее он; но приходит следующее поколение, и другой великий художник видит мир уже по-иному, современники же судят о нем не по его законам, а сравнивая его с предшественником. Так, например, барбизонцы (Т.Руссо, Милле, Коро и др.) учили наших отцов смотреть на деревья определенным образом, а, когда появился Моне и стал писать иначе, люди сказали: "Но ведь деревья совсем не такие!" Им было невдомек, что деревья всегда такие, какими предпочел увидеть их художник. Мы рисуем, изнутри приближаясь к внешнему миру; если нам удается навязать свое видение другим, нас зовут великими художниками; если не удается, нас не признают, но мы-то сами остаемся такими, как есть. Величие или ничтожество не играют для нас никакой роли. Неважно, какая судьба постигнет нашу работу: мы получили от нее все, что она могла нам дать, покуда мы ее делали.